Фото: Между двух огней: как выбрать любимое дело и не прогореть

Между двух огней: как выбрать любимое дело и не прогореть

Это история о девушке, которая бросила престижную работу в офисе турфирмы и создала свой творческий коллектив. О том, как сложно совмещать работу и хобби, как страшно все бросить и открыть свое дело и как все-таки вдохновляет работа на себя, я расспросила лидера шоу-мастерской «Бельтайн» Наю Макаревич.

Для начала расскажи немного о себе.

Я историк по образованию, закончила Белорусский государственный университет, однако по специальности не проработала ни дня. Как говорили у нас на факультете: «Так сложилось исторически». Просто на пятом курсе я стажировалась в туристической фирме и осознала, что историческое поприще попросту не мое. Так я решила остаться в сфере туризма, и меня затянуло на целых три года.

В основном я занималась продажами авиатуров и со временем стала начальником офиса. У этой работы были свои плюсы: я ездила от фирмы в Турцию и Шри-Ланку.

А когда тебя «зацепил» огонь?

Я увлекалась военно-исторической реконструкцией еще в универе. В этих кругах всегда было много файерщиков, и можно было часто наблюдать за их выступлениями. Мне тоже захотелось вытворять такие же штуки. Ну это и понятно, когда у тебя «шило» в одном месте, всегда тянет на подобные вещи.

Ты училась самостоятельно или занималась где-то?

Учиться я пошла к одному из минских преподавателей файер-шоу – Алексею Бурносенко. У него была своя школа огненных искусств при «Плутовском театре ДиГриза». Тогда набиралось достаточно много ребят: может быть, человек 20 или 30.

Мы разучивали базовые элементы на поях. В самом начале пои меня не зацепили, поэтому я параллельно начала изучать другой реквизит. Перепробовать пришлось много всего. Но как только я взяла в руки веера, сразу поняла, что это мое. Я начала с ними двигаться, придумывать номера, и меня понесло.

И куда же тебя занесло?

Пока я занималась в школе огненных искусств, у меня была возможность посетить несколько международных проектов. Например, в 2012 году я попала на литовский фестиваль уличных театров «Мозаика». Там я увидела выступления очень сильных украинских команд. Когда я была в Польше на недельном театральном тренинге, познакомилась с особенностями польского современного искусства. Для них файер-шоу всего лишь дополнение к основному действу, часть перформанса.

Параллельно пришлось обучаться театральному искусству, импровизации и работе с публикой. Я углубилась в сценическую сферу и окончила актерские курсы при Школе киноактера. Есть очень большая разница между работой на открытой площадке перед живым человеком и работой на камеру. Мне очень нравится видеть рефлексию людей во время выступления и их реакцию на мои действия, поэтому уличное искусство мне ближе.

А что ты чувствовала, когда первый раз «крутила» огонь?

Когда я впервые подожгла свой реквизит, мне казалось, что пои – это гигантские огненные шары, которые обязательно спалят мне волосы или одежду. Мои руки отказывались слушаться и выполнять выученные элементы с огнем. Но со временем я привыкла, и теперь мне кажется, что реквизит слабовато горит, и нужно дать больше огня.

А как возникла идея создания своего коллектива?

Я не собиралась создавать никакого театра, мне просто хотелось выступать. Год обучения в школе огненных искусств уже подходил к концу, ничего нового и интересного мы не делали. Алексей предложил всем ученикам сделать отчетный концерт, чтобы продемонстрировать результат нашей годовой работы.

Всего вызвалось приблизительно 8 человек, но опыта ни у кого не было. И вообще, очень сложно самоорганизоваться в единый работающий «организм». Тут всегда нужен тренер, который будет направлять этот процесс. Алексей сказал, что он может нам подсказать в общих чертах, но заниматься постановкой не будет.

И вся режиссура легла на твои плечи?

У меня были какие-то организационные задатки, я привыкла делегировать обязанности. К этому моменту уже работала начальником офиса. Так получилось, что я начала руководить всем процессом подготовки номера. Обдумывала номер и делилась своими соображениями с ребятами. Они поддерживали меня, предлагали свои идеи. Мы так увлеклись, что решили создать свою собственную творческую единицу. Руководитель школы не был против, наоборот, он очень обрадовался. Наше решение о создании собственного коллектива стало показателем его хорошей работы.

Люди в коллективе собрались разные, со своими целями и интересами: кто-то хотел просто учиться дальше, кто-то хотел выступать, а кто-то не хотел выступать, и ему просто нравилось крутить для самого себя. Театр начал меняться: одни люди уходили, на их место приходили новые. Мы стали больше знакомиться с движухой, ездить на фестивали. В моем коллективе появились артисты более опытные, чем я. Они не хотели сами заниматься какими-то организационными моментами и переговорами, им достаточно было приехать и выступить. Так вот и появился мой проект – шоу-мастерская «Бельтайн».

А как было выбрано название?

Ох… Название – это очень тяжелый момент. Мы пошли по достаточно стереотипной дорожке: стали театром огня. Просто так было принято называть все файер-коллективы.

Крутые названия уже были разобраны. А ведь по традиции оно должно ассоциироваться с огнем. Кто-то из моих артистов предложил назваться в честь Бельтайна – праздника огня у кельтов. Мы раскрыли эту тему в наших первых выступлениях: показывали обряды с легким эзотерическим налетом. Костюмы были в средневековом стиле. Еще в 2013 году мы ездили в Мстиславль с постановкой «Бельтайн» по мотивам легенды о традиционном кельтском празднике. В основу легла история о королеве Мая и Беленусе, ее возлюбленном.

Со временем я решила, что понятие «театр огня» не совсем отображает и раскрывает то, чем мы занимаемся. Мы все-таки делаем шоу-программы, притом не только с огнем, но и со световым стаффом. Поэтому было решено переименовать театр в шоу-мастерскую.

Сложно было совмещать огненное хобби с основной работой в туризме?

Огонь стал моей подработкой, пока я работала в турфирме. Было очень сложно: эти две сферы абсолютно несовместимы между собой. Туризм требует постоянной отдачи клиенту. Файер также отнимает много времени: много подготовительных нюансов, организационных моментов и переговоров с клиентами. Я сходила с ума: мой телефон буквально разрывался от звонков. К тому же такой ритм жизни очень изматывает физически. После восьмичасового рабочего дня нужно бежать на тренировку или на выступление.

Как часто были тренировки?

Где-то 3-4 раза в неделю.

Почти как в тренажерном зале…

Я очень поздно возвращалась домой. Хорошо если это суббота или воскресенье, а если это будний день? В таком режиме я протянула месяцев восемь. Потом я поняла, что искусство мне ближе, чем офис, и сделала свой выбор.

Хотя это было не совсем удачное время, так как я ушла с работы в начале сентября. В этот период и в «огненном» мире не сезон. Но зато у меня появилось время, чтобы подумать о том, как вывести проект на коммерческий уровень и разобраться с юридическими аспектами. Также я начала развивать неоновое шоу.

Мои усилия принесли свои плоды: появился логотип и сайт, праздничные агентства и ведущие, с которыми мы сотрудничаем на постоянной основе. «Бельтайн» стал моей полноценной работой.

Не страшно было бросить все?

Было очень страшно, передо мной была пугающая неизвестность. Не было того, кто меня направит. Нет директоров и начальников, которые скажут: сделай то-то – и будет результат. Здесь я должна была сама решить: что делать, как делать и куда идти. Я будто висела в воздухе, и передо мной открывалась куча путей, нужно было самостоятельно выбрать верное направление. Не было денег, так как все уходило на проект.

Где ты черпаешь вдохновение и идеи?

Вдохновение берется из впечатлений. Я считаю, что человек «создающий» должен постоянно подпитываться чем-то новым. Необязательно сидеть и созерцать океан, чтобы впечатлиться и пойти творить. Порой достаточно дождя: особый запах и перемена цвета что-то меняют внутри. Можно вдохновиться во время дороги, наблюдая за сменой горизонта. Можно почерпнуть энергетику другого выступающего артиста. Кстати, файер-фестивали постоянно заставляют идти и переделывать программу, потому что хочется чего-то нового.

Еще есть такая классная штука, которая приходит с опытом, – это творческое усилие. Я читала несколько авторов на эту тему, и они пишут, что действительно можно приложить волевое усилие для создания номера. Т.е. нужно настроиться на определенную волну: взять реквизит и через «не хочу» начать что-то делать. Постепенно пелена с глаз спадает и появляется рабочее настроение.

Идеи у меня рождаются от смены мест и от дороги. Когда я в движении, ко мне приходят интересные мысли.

А для актеров в твоем театре это постоянная работа или хобби?

У нас мало людей, которые могут сказать: «Вот я уличный артист и работаю на заказах». Это немного не для белорусских реалий. Гораздо убедительнее будет звучать: «Я индивидуальный предприниматель, у меня есть свой проект и я выступаю на корпоративах и свадьбах».

В моем коллективе разные люди: кто-то воспринимает это как работу, кто-то как хобби, некоторые из них уже давно работают с огнем, а некоторые только учатся. Я как ипэшник работаю на полставки руководителем драматического кружка в Лошицком дворце культуры. Со мной иногда выступают ребята из этого драмкружка, для которых это опыт и практика выступлений.

А как проходят ваши тренировки?

Тренировки проходят три раза в неделю по три часа. Посещаемость тренировок является обязательным условием для попадания на заказы и выступления. Я считаю, даже если программа выучена и поставлена, ее все равно нужно постоянно отрабатывать и доводить до совершенства какие-то моменты: синхроны, отдельные элементы и т.д.

К тому же у нас нет постоянной программы: кроме рабочих номеров, всегда есть парочка в разработке.

Ты видела выступления артистов из разных стран. Чей театр тебе ближе по духу?

Проходит очень много огненных фестивалей, один из них – «Kiev Fire Fest». Это, наверно, единственный фестиваль в СНГ, который собирает артистов со всего мира: из Штатов, Австралии и Европы. Там можно увидеть, что в мире совершенно разные представления о файер-шоу: где-то это показ трюков в узком кругу, где-то это фокусы на ярмарке (Австралия и Штаты), в Европе – это формат цирка, а у нас феерическая шоу-программа.

Самое лучшее файер-шоу, которое я видела, показывали украинцы. Украина по уровню шоу-программ стоит на первом месте. Они используют различные виды пиротехники в программе. Украинские файерщики ездят по всему миру и выступают на Мальдивах, в Эмиратах, в Индии. Они задают движение во всей огненной индустрии.

Сейчас в Штатах модно крутить по три пои в одной руке, постоянно усложняя трюк. Я работаю на синхронные постановки и на яркость, поэтому мне ближе Украина.

Очень важна техника безопасности, не так ли?

Техника безопасности превыше всего. Пожалуй, она идет в одну ногу с умением крутить.

Перед тем как согласиться на заказ, мы просим у клиентов фотографию или адрес места, где нам придется работать. Минимальный размер площадки 5 на 5 метров по периметру. Плюс нужно еще три метра с каждой стороны для того, чтобы отделить зрителей от артистов. Конечно, во время каждого выступления есть техническая зона, на которой происходит подготовка реквизита. Реквизит поливают керосином на специальных клеенках. На этом участке нельзя курить, и никто из зрителей не имеет права заходить на нее!

Этим летом, например, я практически перед каждым выступлением поливала газон водой из шланга. Выходит, что, помимо подготовки реквизита, я занимаюсь такими своеобразными садовническими делами.

На площадке обязательно должен присутствовать огнетушитель, и лучше не один, а два. Бывает, что у них заканчивается срок годности или они попросту не срабатывают. Но у нас никогда не было такого, чтобы загоралась площадка под ногами.

Под горящий реквизит используются специальные щиты, которые предохраняют от возгорания. Рабочая зона огораживается огненными чашами, люди видят огонь и не идут через них. А пьяных гостей на свадьбе обычно сдерживают более трезвые гости.

Мы часто используем сценическую пиротехнику, у которой есть определенный разлет. Из возможной зоны разлета мы убираем людей и следим за тем, чтобы рядом не было быстрозагорающихся предметов и зеленых насаждений.

Хоть мы не занимаемся салютами, но заказчики иногда удивляют: «Мы тут фейерверк купили, вы же файерщики, запустите его нам». Мы всегда просим показать зону запуска. Однажды жених и невеста очень просили, чтобы я над проезжей частью запустила салют. Я им объясняла, что это неподходящее место, потому что можно повредить машины и деревья. Они обиделись на нас и не поблагодарили после выступления.

А были ли ситуации, когда огонь переходил на человека?

Для артиста-файерщика очень важно умение правильно вести себя в нестандартных ситуациях. Хоть это случилось не во время выступления, однако, это поучительный урок.

Мы очень редко репетируем с огнем, в основном только если это новые неотработанные элементы либо был большой перерыв и мало заказов (обычно весной).

Эта история произошла в одну из таких весенних огненных репетиций. На улице было холодно и дул сильный ветер, но мы все равно вышли в поле. Как раз к нам должен был подойти заказчик, чтобы посмотреть программу и обсудить заказ. Пришла девушка, а мы в этот момент прогоняли номер с огненными скакалками. Этот номер довольно старый, ему около двух лет. Я была уверена в каждом своем действии, потому что за это время все движения дошли до автоматизма. Что-то произошло во время моего прыжка, я только почувствовала, что меня обдало огнем.

До меня начало доходить, что я горю, только после того как один из моих коллег повалил меня на землю спиной и что-то начал кричать. Тут я осознала, что у меня загорелась спина и часть руки. Благо, меня очень оперативно потушили. Все произошло настолько быстро, что наш заказчик ничего не заметил.

Я встаю и терплю боль, подхожу к заказчику, отвечаю на все интересующие вопросы, и она уходит домой. Боль становится невыносимой, с меня срезают свитер. Свитер был из х/б, но почему-то он загорелся, хотя я до этого много раз в нем выступала. Я побежала домой и наложила лед. Вообще, лед – это самое лучшее средство от ожогов. Льдом можно убрать целую стадию. Но ожог был очень болючий.

На следующий день мы должны были показывать огненную скакалку на фестивале. И мое присутствие на сцене обязательно. Мне было больно, и не очень хотелось выходить на публику. Остался неприятный осадок, хоть огня во время выступлений уже давно не боюсь: я контролирую плоскость, слежу за ветром, и на мне специальная одежда.

Честно признаюсь: номер со скакалками после этого случая убрали из программы. Безопасность важнее любого шоу. Вот такая вот поучительная история. Я очень рада, что заказчица ничего не поняла.

Мне кажется, если бы она поняла, она могла отказаться от ваших услуг.

Может и так. Но тут другой момент. Очень сложно взять себя в руки, терпеть и улыбаться, превозмогая боль.

Кстати, на выступлениях у нас никогда не было таких случаев. Может быть, это доля везения, специальные костюмы или судьба нам благоволит.

На волосы никогда огонь не попадал?

Нет, мы замачиваем их водой. И за счет того, что мы крутим керосин, наши волосы находятся в безопасности. Керосин не летуч, поэтому, держа правильные плоскости и имея опыт работы с огнем, можно достаточно безопасно им крутить.

А как реагируют гости на файер-шоу?

Бывает, что подвыпившие гости из толпы, видя красивых танцующих девушек, начинают кричать и звать замуж. Иногда после выступлений ко мне подходили гости, интересовались семейным положением и спрашивали номер телефона. Но это все очень банально.

Вообще, историй достаточно много: есть печальные, есть грустные, есть удивительные. Мы однажды ездили выступать в одну глухую деревеньку за Туровом по приглашению знакомых ведущих. На дорогу ушло около 6 часов. Оказалось, что люди там никогда не видели файер-шоу.

Вроде программа отработана, и уже знакома приблизительная реакция людей на каждый элемент. А у этой публики не было никакой реакции, и они не подходили к площадке, стояли за 6-8 метров от зоны выступления.

Ты начала думать о том, что что-то идет не так?

Мне стало не по себе, было сложно работать. Когда выступление закончилось, нам никто не хлопал. Ситуация становилось все более непонятной… Когда мы собирались уезжать, к нам начали подходить люди и просить сфотографироваться. Их потихоньку отпускало. Они говорили, что никогда не видели ничего подобного, и испугались, но потом благодарили и хвалили нас. Достаточно необычная реакция людей, которую нельзя было предположить заранее.

А бриз людей не пугает? Ведь, по мне, огнедышащий человек – это что-то мистическое...

Знаешь, у нас еще специфический бризер. Его зовут Артем Дрогалов. Бризит он очень хорошо, качественно и эффектно. На каждое выступление делает себе сценический грим и вставляет зловещие линзы. Он из тех артистов, которые полностью входят в образ. Сначала я была против такого внешнего вида на коммерческих заказах, так как это могло отпугнуть клиентов. Но Артем меня не слушался, и за это ему большое спасибо.

Когда Артем делает бризы в своем гриме, то публика раскачивается и разогревается до предела. Где-то начинают визжать от восторга, но где-то пугаются.

Как-то раз нас пригласила выступить к себе на свадьбу моя ученица. Мы приняли приглашение, приехали и отвыступали. Вроде все прошло хорошо. Потом невеста говорит: «Пойдем ко мне за стол».

Такое часто бывает, когда люди хотят угостить артистов и отблагодарить. Мы не против, особенно если впереди предстоит долгая дорога.

Так вот, она нам выделила место прямо возле себя за главным столом: Артем был, как обычно, в гриме, мы все перемазанные сажей и с легким амбре керосина. Я в шапочке арлекиновской, и бризер с черными-пречерными руками. Как бы все намекает на то, что сажать за общий стол нас не нужно. Нам еда не лезет, потому что на нас все смотрят. И в тишине слышны перешептывания бабушек: «Какой страшный Сатана». Мы просидели минут 15 и попросили еду с собой. Бабушки всегда остаются бабушками и очень веселят порой.

А какими качествами должен обладать файерщик?

Чем качественнее артист подходит к пониманию своих действий, тем лучше и зрелищнее выходит шоу. Он должен уметь все то, что и классический артист: сценическая работа, навыки работы на публику, владение телом, знание материала, обработанность движений, хореография и концентрация на сцене.

Никакого алкоголя перед и вовремя выступления – это однозначно. И у меня в коллективе ни одного такого случая никогда не было. Повторюсь, важна быстрота реакции в нестандартной ситуации. Файерщик должен быть как пожарный: всегда начеку. Если идет программа и кто-то начал гореть, нужно все бросить и тушить коллегу.

Файер – это специфическое направление. Владение огнем, танец с огнем – это что-то эзотерическое. Человек в этот момент на грани внутреннего бесстрашия, преодоления себя и в тоже время он должен держать внимание публики и работать на нее. Не каждый человек справляется с этим. Ко мне приходило очень много людей. Кто-то хорошо выступал на сцене, но он абсолютно не мог помочь своему коллеге или медленно решал проблемы. Люди должны хотя бы год с огнем потренироваться, чтобы нормально выходить на сцену или на коммерческие заказы.

К тебе в театр может прийти любой человек?

Просто научиться крутить пои может прийти любой. Изначально занятия проходят на тренировочном реквизите. Чтобы перейти к стадии огня, нужно освоить манипуляцию предметами: крутить теннисные шарики, набитые горохом носки. Все это выглядит смешно со стороны, особенное если тренировка проходит в парке. Подходят милиционеры, обычные люди, дети. И все смеются. Однажды дети нас назвали клоунами.

Файер-шоу – отличная зарядка для мозга: когда ты вращаешь двумя предметами в разных плоскостях, то задействованы оба полушария. В итоге развивается пространственное мышление и координация. Этому можно учить детишек просто для раннего развития.

У меня был опыт работы в детском центре. Я однажды провела мастер-класс по поингу у малышей. В центре были детки до 5 лет, и это было сложно, потому что малыши непослушные. Они освоили пару элементов, но саму суть поинга, само собой, не уловили. Углубленно заниматься нужно с подростками от 12 и старше. А огонь доверять только тем, кто великолепно манипулирует на тренировочном реквизите. Можно только дать подержать факел, чтобы человек приучал себя к огню.

5 любимых мест Наи Макаревич:

  1. Мне очень нравится Беловежская пуща. Я много о ней слышала, но попала туда только недавно. Любовь к походам и лесам осталась со студенческих времен. Я была фактически везде в Беларуси, но до пущи не доезжала. Тут я внезапно решила, что хочу отправиться в велопоход в те края: села на поезд до Бреста, из Бреста добралась до пущи, а по пуще колесила на велосипеде. Я была в шоке. Очень красиво, гигантский заповедник, не зря про него пели «Песняры». Просто шикарно, нетронутая природа, чистый-чистый лес. Большое разнообразие деревьев, каждые 300 метров какой-то новый ландшафт. Это что-то невероятное, такое чувство, что ты путешествуешь по каким-то русским народным сказкам. Кажется, что там за деревом избушка на курьих ножках, а в болоте водяной сидит. Трехсотлетние сосны вообще поражают. Я рекомендую каждому посетить это место.
  2. Мне нравится город Гродно, полюбила я его со студенческих раскопок. Мы три недели копали под Ковальцами и ездили в Гродно каждые выходные. Для меня этот город ассоциируется со студенчеством и свободой, там даже воздух другой. Это самый запад Беларуси: весь такой светлый и исторический.
  3. Я люблю Минск. Здесь я родилась и провожу большую часть своего времени, тут движение и жизнь, друзья и новые знакомства.
  4. Люблю Браслав. Браслав – это белорусская Скандинавия. Величественные сосны над озером, здоровые черные вороны – это очень впечатляет и вдохновляет. Вообще, люди творческие очень впечатлительны, и каждый видит что-то свое.
  5. Я люблю белорусские дороги. Мы очень много ездим на заказы за пределы Минска, путь занимает 2-3 часа. Каждый раз, когда ты едешь и видишь эти пейзажи, они цепляют за душу: линия горизонта, цветовая гамма природы. Все это просто завораживает.

Интервью: Анастасия Разборская

Фото: Анастасия Разборская, Виталий Малиевский

Комментарии
Ольга
20 сентября 2016, 10:05
Очень интересное интервью.
загрузить фото
Нажимая кнопку «Оставить комментарий», Вы принимаете Правила размещения комментариев.
Другие новости
please wait...
Ok
please wait...
Вы уверены?
please wait...
please wait...
Введите контактную информацию
*
*